Начало
Информационная служба
События мира музыки
Стильная жизнь
Стильные гости
Исполнители и песни
Форумы
Программы
Ведущие
Стильные радиостанции
Информация для рекламодателей
Партнеры
Карта сайта
Вконтакте Facebook Одноклассники

06.09.2004

Гарик Кричевский: Я долгое время учился быть артистом!

Юра Бурый – Песней Гарика Кричевского мы открыли этот музыкальный час – и не случайно, т.к. Гарик в нашей студии – проездом, выдернули мы его практически из рейса, для того чтобы он рассказал нам много всякого интересного. Здравствуй, Гарик!

Гарик Кричевский – Приехал!

Ю.Б. – Тормози, но не сильно! Я тебя приветствую в студии.

Г.К. – Я тоже рад тебя видеть!

Ю.Б. – Хочу сразу поздравить тебя с двумя событиями в твоей жизни – у тебя два первенца – наследник появился уже как полгода, и, во-вторых, новый альбом. Два события замечательных в один год – об этом и поговорим – о семье и о новом альбоме. Ты согласен?

Г.К. – С удовольствием!

Ю.Б. – Название альбома «Родная» – я так думаю, это посвящение любимой жене Анжеле?

Г.К. – Э-э-э-э…

Ю.Б. – Или я, может быть, несколько не точен?

Г.К. – Я буду честен перед тобой и перед слушателями нашими – скажу, что, наверное, этот образ все-таки собирательный. Даже жена думает, что это ей посвящение – но история в заглавной песне довольно банальная, со мной она тоже происходила – ты возвращаешься к любимой женщине, просишь прощения, она прощает… Я, наверное, посвятил эту вещь всем женщинам своим – и жене, и дочке, и маме, женам своих друзей – это история, которая была наверняка не только со мной. А почему альбом назвали «Родная» –   мы долго страдали, первая версия альбома называлась «Сизари». Но по просьбе рекординговой компании, которая выпустила альбом, мы назвали его «Родная».

Ю.Б. – Я думаю, что название удачное, потому как существуют уже альбомы исполнителей с названием «Сизари» - а «Родная» - очень запоминающееся название.

Г.К. – Мне сказали то же самое, я просто не знал, что были такие альбомы…

Ю.Б. – Я все-таки думаю, что твоей жене Анжеле это тоже большой подарок, потому как в тот момент, когда она подарила тебе сына, ты был в Одессе, я знаю точно…

Г.К. – Да, действительно, я был тогда в Одессе, но самое интересное другое – Анжела выделила из альбома совершенно другую песню – не лирическую, а хулиганскую – «Лапы мои ноги». Не знаю, почему, но это ее самая любимая песня. И конечно, ей приятно, что люди считают, что «Родная» –   это посвящение именно ей. И я жену не разочаровываю.

В эфире песня «Дальнобойщики».

Ю.Б. – Можно сказать, что сегодня сбылась мечта хрустальная всех поклонников Гарика Кричевского – он в нашей студии. Мы только что прослушали очередную песню из нового альбома. К нам только что присоединились некоторые регионы нашей родины.

Г.К. – Это очень приятно, здравствуйте всем.

Ю.Б. – Гарик, очень хотелось бы узнать историю твоей любви – я знаю, что ты двенадцать лет в браке…

Г.К. – Давайте посчитаем – с 91-го года, это тринадцать лет получается…

Ю.Б. – Счастливая цифра (смеются). Расскажи, как вы познакомились   – интересно было бы услышать историю любви народного артиста – многие считают, что это должно быть сказочно – а может, это и на самом деле было сказочно?

Г.К. – Если честно – было банально до слез. Помните художественный фильм «Служебный роман»? Приблизительно то же самое было и у меня. Это был первый и единственный год, когда я работал по специальности доктором в диагностическом центре. И там я понял, почему судьба так распорядилась мной – я уже начинал в то время записываться, меня   потихонечку приглашать начали. Хотя тогда мало платили на концертах, но с одного выступления я зарабатывал больше, чем врач за год наверное…   Для меня эта ситуация была очень унизительной, но я понял, почему меня туда высшие силы отправили – я там нашел жену. Я увидел ее и просто увел из семьи.

Ю.Б. – Это была любовь с первого взгляда?

Г.К. – С первого? Нет… скорее со второго или с третьего…   Потому что я был противником служебных романов – мне казалось, что для меня это слишком простой путь. Я вначале просто присмотрелся к человеку, потом кофе, чай… И затянуло это все.

Ю.Б. – Для тебя было сюрпризом, что Анжела оказалась родственницей великого альтиста с мировым именем Юрия Башмета?

Г.К. – Сюрпризом не было, потому что в первую секунду, когда мы познакомились и впервые заговорили – я спросил, как дела или что-то в этом роде, она ответила, что очень устала – приехала из Москвы от дяди. Когда я спросил, чем дядя в Москве занимается, она ответила что он – Юрий Башмет. А я не знал тогда – каюсь, с классической музыкой в то время я был «на вы». Я и говорю – а кто это такой? Анжела рассказала, что он очень известный альтист, и только потом, по прошествии некоторого времени, я понял, насколько известен и знаменит этот человек – уже когда мы стали мужем и женой, были в гостях и на концертах. А в тот момент мне это ни о чем не говорило – и никакой роли в наших отношениях не сыграло.

Ю.Б. – Я знаю, что была некая не очень приятная история со Спиваковым…

Г.К. – А, да… Мы гостили у Башмета в Москве – в то время у него еще не было дачи загородной, она только строилась. Была небольшая квартира, в самом центре возле консерватории. И вот мы все, родственники из Львова – тогда еще я жил во Львове – мы приехали к нему на концерт. Все вместе жили, пили водку, и вот как-то ночью в пять утра мне стало как-то тревожно – я выпил много тогда, с закуской было не очень…

Ю.Б. – Легкое недомогание было (смеются).

Г.К. – Да… Мою тревогу усугубил стук в двери. Поскольку все спали, я в трусах семейных открываю – стоит какой-то дядька симпатичный, в дорогом плаще, с огромным букетом цветов, с ним еще толпа людей. Открываю, он смотрит на меня, говорит: «А Юра дома?». А я подумал, что это поклонник какой-то сумасшедший прорвался сквозь консьержек. Я говорю: «Даю две минуты на разворот и уход, иначе вызываю охрану и начинаю стрелять». Мужчина развернулся и ушел, а на следующий день оказалось, что это был Спиваков, который пришел поздравить Юрия. Но все закончилось благополучно, хотя я со Спиваковым больше никогда не встречался.

Ю.Б. – В жизни ты частенько попадаешь в такие курьезные ситуации?

Г.К. – Вообще-то все гастроли в нашей стране – это сплошная курьезная ситуация. Поэтому я всегда в замешательстве, когда просят рассказать что-нибудь смешное – да все смешно!!! Начиная с отъезда с нашего Киевского вокзала и заканчивая приездом – все сплошной курьез.

Ю.Б. – Я помню, ты как-то возмущался состоянием общественных туалетов в стране – в одном из городов ты даже встретил туалет, где щеколда, то есть замок, был с другой стороны.

Г.К. – Да это ладно!!! Такого запаха, как у нас в туалетах, нет нигде! Вот когда мы этот запах победим – тогда и станем настоящими капиталистами.

Ю.Б. – Ты бываешь во многих странах, тебе есть, с чем сравнивать – скажи, страна наша немножко превращается в европейскую? Пусть запах остался, но одежка хоть немного изменилась?

Г.К. – Ты знаешь, да. Города превращаются – сегодня Киев абсолютно европейский город, если бы вся страна была такой, как Киев – мы бы давно уже жили в прекрасной стране и были бы в Евросоюзе… Хотя, я не знаю, нужно ли нам это… Судя по тому, как поляки недовольны – наверное не нужно. А проблема, на мой взгляд, заключается в том, что у нас города большие европейские, а провинция как была, так и осталась.

Ю.Б. – А ты не боишься, что с изменением менталитета населения в сторону той же Европы, твои песни не станут народу столь близки, все будут слушать что-то жевачечное и не живое?

Г.К. – Сто процентов так и будет! Я к этому готов – прекрасно понимаю, что время идет. И, возможно, наступит момент, когда у меня перестанут покупать компакт-диски, крутить на радио, приглашать на телевидение и так далее… Но я делаю всё, для того чтобы этого не произошло – пишу новые песни. А когда почувствую, что момент наступил – я сверну всю деятельность.

Ю.Б. – Ты из тех людей, которые пишут песни потому, что они пишутся – не задумываясь о том, купят их или нет, будет ли у них рейтинг.   Будешь ли ты искать какие-то новые формы, как это делают многие артисты?

Г.К. – Дело в том, что я из любителей – и не делал ничего такого, чтобы стать популярным певцом. Все получилось само собой, и это большое счастье с одной стороны – и большая неожиданность с другой.   Я долгое время учился быть артистом. И сейчас, когда я в полной мере ощущаю себя профессионалом, мне бы, конечно, не хотелось все это потерять. Но я понимаю, что повлиять ни на что не смогу – подстроиться под коньюктуру, под моду я не смогу. И не смогу заставить восемнадцатилетних людей слушать свою музыку – хотя среди моих поклонников есть и дети. Единственное что – я ищу новые музыкальные формы – набрал новую группу –   и мы репетируем уже новую программу – абсолютно полный лайф, то есть никакого обмана – ни компьютеров, ни мини-дисков – все вживую. Мы несколько вещей переаранжировали, и я понял, куда можно двигаться, в какую сторону. И думаю, что следующие альбомы, если они будут, если Бог даст мне песни – аранжировки будут отличаться – станут   современнее. Но это ни в коем случае не уход от жанра.

Ю.Б. – То есть, мы сможем услышать даже те направления в музыке, которые не особо популярны у нас в народе?

Г.К. – Да, конечно. В альбоме «Родная» есть такая робкая попытка – ремикс на песню «Мой номер 245». Если будет у вас возможность ее послушать – вы поймете, в каком направлении музыкальном мы можем двигаться.

Ю.Б. – Предлагаю прослушать эту вещь прямо сейчас.

В эфире песня «Мой номер 245 – ремикс»

Ю.Б. – Совершенно новое звучание нетленного шедевра, чувствуются латиноамериканские ритмы, которые, судя по всему, не чужды Гарику Кричевскому…

Г.К. – Да… Это, скорее всего, смут-джазовые волны, что ли…

Ю.Б. – Кстати, а тебе не доводилось быть, в Бразилии, например, где очень много диких обезьян и где очень классно играют вот такую музыку?

Г.К. – В Бразилии не доводилось, к сожалению. Но очень мечтаю попасть на их знаменитые музыкальные фестивали. Но зато в Нью-Йорке, когда у меня были гастроли, я попал в известный клуб, там такую музыку играют очень знаменитые коллективы. Вдохновляет… Когда бас-гитарист взял две ноты –   я понял, что надо уходить домой и заниматься другим видом спорта. Я хотел на время с музыкой закончить после этого – так впечатлило.

(Смеются)

Ю.Б. – С нами на линии слушатель, его зовут Александр. Откуда дозвонились к нам?

Слушатель – Из Симферополя.

Ю.Б. – Ваш вопрос Гарику.

Слушатель – Я очень уважаю творчество Гарика Кричевского. И мне очень хочется задать ему такой вопрос: Гарик наш украинский бард.

Ю.Б. – Не знаю, согласится ли Гарик с такой формулировкой…

Г.К. – Живу на Украине – это точно…(Смеются)

Слушатель – На территории постсоветского пространства есть еще один очень известный человек – Александр Розенбаум. Скажите, какие отношения вас связывают, и не хотите ли вы спеть дуэтную песню – я думаю, что это будет плюс обоим.

Г.К. –   Какое отношение у меня к Александру Яковлевичу? Я очень люблю его раннее творчество – очень люблю. Все, что было, начиная с его первого альбома и вплоть до 90-х годов – это настоящие шедевры жанра. Если говорить о личном знакомстве – мы с ним несколько раз пересекались в Москве на гала-концертах – на этом наши личные отношения закончились, домами мы не дружим.

Ю.Б. – Гарик, интересно твое мнение по поводу дуэта Александра Розенбаума и Дмитрия Гордона – стоит ли такие вещи делать или это не имеет никакого отношения к творчеству? Создается впечатление, что встретились два хороших знакомых, очень влиятельных и обеспеченных человека, решили записать песню, при этом очень жестко ее ратируют на радио и телевидении. То же самое, кстати, было с песней «Зима», которую Дмитрий Гордон спел с Натальей Могилевской.

Г.К. – Я знаю эту ситуацию как бы из первых уст. Я знаю Диму, он прекрасно оценивает свои возможности и делает все это в целях популяризации своего издания и себя, как редактора. Естественно, он приглашает артистов, которые ему нравятся, и за свои же деньги, как я понимаю, делает такую жесткую ротацию.   Отношусь к этому нормально – это бизнес, и к этому надо относиться, как к бизнесу.

Ю.Б. – А если Дмитрий предложит тебе записать песню таким образом, например, «Привокзальную». Ты согласишься?

Г.К. – Я соглашусь. На определенных условиях.

Ю.Б. – Если Дмитрий возьмет уроки вокала?

(Смеются)

Г.К. – Не только это. Я говорю сейчас с большой долей утилитарности.

Ю.Б. – То есть, бизнес есть бизнес?

Г.К. – Да, как к бизнесу я могу к этому отнестись – песня «Привокзальная» – очень старая моя песня, песня – кормилица, и я к ней уже отношусь, как к бизнесу. Если бы у меня была возможность сейчас ее не петь – я бы ее не пел, честно говорю. Но не отпустят из зрительного зала, пока ее не спою. Поэтому, если кто-то из исполнителей сделает такое коммерческое предложение – я соглашусь. Вот новую песню – не отдам.

Ю.Б. – Гарик, мы говорили о том, что времена меняются, и возможно, ты когда-нибудь станешь не востребованным артистом, не дай Бог, конечно. Есть ли у тебя заготовленные пути отступления – например, какой-нибудь бизнес.   Я вот слышал, ты хотел ресторанным бизнесом заняться.

Г.К. – Конкретно какого-то бизнеса нет, но у меня есть акции одной крупной компании, которая занимается ресторанным бизнесом. Если мне придется завершить карьеру артиста, я бы построил где-нибудь под Киевом такой небольшой ресторанчик. Время от времени там бы выступал и небольшое количество моих поклонников или,   может быть, большое, приезжали бы, слушали живые концерты с моими музыкантами. На старости лет я такую перспективу вижу. Но судя по динамике концертов и по динамике продажи моих дисков, еще лет десять я должен кататься по идее.

Ю.Б. – На мой взгляд, собрав группу живых музыкантов и играя в концертах все до последней ноты вживую, ты идешь впереди планеты всей – я имею ввиду Украину.   Ведь на западе, если человек работает под мини-диск, его, мягко говоря, не понимают.

Г.К. – Быть может, я ошибаюсь, но, насколько мне известно, сегодня живую музыку на гастролях из всего бывшего СССР играет только один человек – Володя Пресняков. И теперь уже я. Все остальные якобы живые коллективы используют ноутбук, мини-диск, играют в лучшем случае, дабл. Но я ничего не имею против – с одной стороны, это оправдано и упрощает процесс. Мне просто, это уже надоело. И самое главное, наконец-то появились те музыканты, которые могут выгребать все, что я от них требую.

Ю.Б. – Я желаю тебе всяческих удач на этом поприще. И предлагаю послушать песню из твоего нового альбома, которая называется «Сизари».

В эфире песня «Сизари»

Ю.Б. – Мы продолжаем, с нами на связи Арамис, у которого вопрос к Гарику Кричевскому.

Слушатель – Я хотел бы задать следующий вопрос – как получилось так, что вы стали артистом, как вы вышли на большую сцену.

Г.К. – Спасибо за вопрос, я расскажу коротко, потому что часто этот вопрос мне задают. Будучи абсолютным любителем, я сам для себя записал магнитоальбом – сначала один, потом второй.   Я не занимался ни его продажей, ни промо – сделал это по настоянию своих друзей – музыкантов, именно они являлись инициаторами такого действия. У меня были совершенно другие планы – я в то время уехал из страны и собирался строить светлое будущее в Европе. Но за время, пока я был за границей,   два моих альбома, благодаря пиратам, которые действовали по всей стране, разошлись огромным тиражом. И собрать на меня зал не было большой проблемы даже у самых посредственных организаторов. Меня пригласили назад в страну, началось сотрудничество с театром «Академия». Я втянулся в это дело и до сих пор остановиться не могу. Вот такая простая история.

Ю.Б. – Это Божий промысел просто, ведь все могло быть иначе…

Г.К. – Да, находясь в другой стране, я даже не верил, что все так получилось. И очень хорошо помню тот день, когда мы приехали – Киевский вокзал, мы выходим из поезда, идем с Анжелой по перрону, и слышим, как из ларьков звучат мои песни. И потом мы собрали «Украину» – самый большой концертный зал в стране. Смотрю из-за кулис – а там аншлаг. Я от страха даже не представлял, как допеть концерт.   С этого момента и началась вся эта жизнь – тут как в мафию – зайти легко, а выйти невозможно.

Ю.Б. – Я надеюсь, что у тебя и нет большого желания выходить.

Г.К. – Абсолютно верно. Но сюда нельзя приходить с желанием заработать денег – деньги зарабатывают в других местах. Сюда нужно приходить с желанием любить. Каждый взлет, каждая посадка, поезда, гостиницы – все это прибавляет седых волос, это большая жертва.

Ю.Б. – Я хочу пожелать тебе, чтобы чуть побольше было свободного времени, чтобы ты смог почаще наведываться в свой родной город Львов, чтобы сбылась твоя заветная мечта – я знаю, что ты хотел вместе со своим отцом реставрировать автомобиль…

Г.К. –   Да, это правда. Я думаю, когда отец переедет в Киев – тогда мы уж точно реализуем эту мечту.

Ю.Б. – Желаю, чтоб все мечты сбылись, реализовались все творческие планы. Пусть все в порядке будет в твоей семье. Кстати, забыл спросить – как назвали наследника?

Г.К. – Назвали Даниэль, если говорить простым языком – Данила. У нас Даниэль Кричевский.   Я сегодня играл на рояле – и он очень внимательно слушал. По-моему, он уже заражен нашим вирусом семейным, будет, наверное, в музыке.

Ю.Б. – Если он выберет музыку – не будешь его отговаривать?

Г.К. – Нет, что ты, я абсолютный демократ. Я понимаю, что ни Рихтеров, ни Башметов мы уже не родим, уже все это есть…

Ю.Б. – Но кто знает, кто знает…

Г.К. – Да… Для себя дети пусть занимаются тем, чем хотят – а что выберут – время покажет.

Ю.Б. – Дамы и господа, в гостях у «Стильного радио» был Гарик Кричевский, огромное спасибо тебе за то, что пришел к нам в гости.

Г.К. – Вам удачи, до встречи!


Бурый, Самойлов & Кричевский


Гарик в студии "Стильного"


Другие фото...

Весь архив

2004
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12345
6 789 10 1112
13141516171819
20212223242526
27282930

2018
2013
2012
2011
2010
2009
2007
2006
2005
2004


  © 2003-2018 ООО «ТРК «Класс», ООО «Телерадиокомпания «Столица» Информация про структуру собственности
  © Создание и поддержка: Агентство интернет-решений "Zveno"
bigmir)net TOP 100 Рейтинг@Mail.ru